Предыдущий   На главную   Содержание   Следующий
 
В 1945 году девятнадцатилетняя модель по имени Норма Джин Доугерти консультировалась в агенстве моделей Blue Book. Парикмахер студии Сильвия Барнхарт была первым стилистом, который окрасил ее в блондинку.
Эта дружелюбная и скромная молодая девушка, которая позировала нагой перед камерой Графа Морана за заработок в 10$ в час, называла себя Мэрилин Монро.

По тем временам это были весьма откровенные фотографии.

Могла ли думать, юная Норма, что когда-нибудь за право обладать этими фотографиями будут биться самые известные глянцевые журналы. Фотограф отмечал, что мало кто из девушек может вести себя так непринужденно. И Мэрилин действительно нравилась эта работа, но она всегда знала, что надолго в агентстве не задержится.
 
АГЕНТСТВО "Blue Book Modeling Agency" Emmeline Snively Emmeline Snively Emmeline Snively Emmeline Snively
АГЕНТСТВО "Blue Book Modeling Agency" АГЕНТСТВО "Blue Book Modeling Agency"      
 
В момент обращения в агентство "Синяя книга" в 1945 году её физические данные были охарактеризованы следующим образом: рост - пять футов и пять дюймов (165 см); вес - сто восемнадцать фунтов (53,6 кг); размеры в дюймах - 36-24-34 (91,5-61-86,5 см), размер одежды 12 (46 по принятой у нас системе), цвет волос - средняя блондинка, волосы чрезмерно вьются, перед укладкой нуждаются в осветлении и перманенте, глаза - голубые, а также идеальные зубы в смысле их белоснежного цвета, но с небольшим дефектом прикуса, который впоследствии потребует исправления.

Улучшение собственной внешности путём прибегания к услугам хирурга-косметолога (впервые это произошло в 1949 году) было для Мэрилин совершенно естественным занятием: ведь Мэрилин всё время готовилась нравиться другим и никак не могла дождаться признания и похвал, которых она так упорно добивалась, обольстительно и кокетливо улыбаясь на фотографиях и работая над завоеванием кинозвезды.

Тело Мэрилин Монро было неправдоподобно желанным: грудь так и рвалась из платья, округлые бёдра покачивались при каждом шаге.

К концу пятидесятых годов данные Монро несколько изменились: она стала быстро полнеть - её стандартный вес всегда составлял пятьдесят два-пятьдесят три килограмма, теперь же она стала весить все шестьдесят. На немногочисленных фотографиях того времени она запечатлена в свободном чёрном платье рубашечного покроя, удачно скрывающем её располневшие формы.

Норма была шатенкой в совсем юном возрасте. Но, став Мэрилин Монро, превратилась в платиновую блондинку.

Забота о цвете волос стала манией - никто не должен был видеть тёмных корней. С помощью электролиза волосам Мэрилин придавали пушистую фактуру, а после нескольких процедур нанесения перекиси водорода, или так называемого пергидроля, естественный каштановый оттенок довольно скверно подкрашенных белокурых волос Мэрилин удалось полностью ликвидировать. С каждым разом они становились всё более светлыми, в конце концов дошедшими до платиновой белизны.


Монро стала яркой блондинкой, которых, как известно, предпочитают джентльмены.


***

Следует отдать Норме Джин должное: в качестве фотомодели она произвела сенсацию. Журналы «Лафф», «Пик», «Си» выносят ее лицо на обложку. В таких престижных изданиях, как «Ю.С.Камера», «Пейджент» и «Перэйд», появляются снимки, сделанные де Дьеном. Однако незаурядные возможности соблазнительной фотомодели по-прежнему скованы неподвижной камерой; если она собирается делать карьеру в кино, ей еще предстоит научиться играть. Впрочем, Эммелин Снивли это не тревожит, она напоминает персонажа популярного голливудского фильма о нравах спортивного мира — бойкого дельца не слишком крупного калибра, принимающего так близко к сердцу карьеру молодого борца, что из любви к спорту готов уступить своего подопечного более успешному собрату по ремеслу. Итак, Эммелин сочиняет информационное сообщение и отсылает его Хедде Хоппер и Луэлле Парсонс (с которыми, как можно догадаться, имеет деловые контакты). Заметку публикуют. Поскольку в данный момент на первой полосе любой из газет — имя Говарда Хьюза, чудом выжившего после авиакатастрофы, а имя Нормы Джин Доуэрти не слишком отвечает облику фотомодели, в окончательном виде функциональный таблоид выглядит так:

«Здоровье Говарда Хьюза, должно быть, идет на поправку. К нему вернулся голос, и он захотел побольше узнать о Джин Норман — девушке с обложки последнего номера журнала «Лафф».

Это вызывает легкое волнение на киностудиях. Едва ли не самое таинственное свойство таблоида — то, что его начинают принимать всерьез люди, только что состряпавшие соседнюю газетную утку. Итак, в сознании многих в Голливуде поселилась мысль, что ею заинтересовался Говард Хьюз. Что на горизонте — новая Джейн Расселл? Сама Норма Джин не до конца отдает себе отчет в том, что Говард Хьюз и в глаза не видел журнальной обложки. Но стоит вылететь этому мыльному пузырю, и онабуквально воспаряет в дотоле неведомые выси: да, она непременно станет блондинкой, и не просто блондинкой, а блондинкой из блондинок — иными словами, золотистой блондинкой, блондинкой с оттенком меда, пепельной блондинкой, платиновой блондинкой, серебристой блондинкой, в общем, блондинистое будет в цене. Эта метаморфоза — результат целенаправленной кампании, которую Эммелин проводит с момента, когда наша героиня появляется на пороге рекламного агентства «Синяя книга». Натуральный цвет волос Нормы Джин — светлой шатенки, пренебрежительно окрещенной Эммелин «блондинкой неопределенного оттенка», — на фотобумаге выглядит значительно темнее, ее порой принимают за брюнетку, тогда как светлые волосы, в зависимости от выдержки, допускают гораздо более широкий диапазон тонов. Однако психологические истоки этой атаки владелицы агентства на гриву ее двадцатилетней подопечной, как можно догадаться, глубже; они предполагают полную самоотдачу актера игре, тотальную подчиненность исполнителя взятой на себя роли — так китайским девушкам из знатных семейств, готовя к выходу в свет, в старину сызмальства бинтовали ноги. Проще говоря, коль уж задумала предстать перед всем миром, для начала откажись от самой себя. Нельзя сказать, что Норма Джин сдает позиции без сопротивления. Ведь у нее пугающе мал запас того исходно личностного, за что можно зацепиться, чтобы не сорваться в пропасть, и превращение в блондинку может стереть без остатка ее и так не слишком отчетливо запечатлевшееся в памяти прошлое. Кроме того, ее не может не страшить будущее: она станет еще более сексуально привлекательной — и что тогда?.. Спустя полтора десятилетия в интервью Меримэну она обронит красноречивое признание: «Я всегда вторгаюсь в подсознание людей». А между тем по природе она застенчива. Стоит отдать ей должное за смелость, скажем больше — за отчаянную отвагу: зная, какие неистовые бури, какие разрушительные страсти дремлют в подсознании тех, кто ее окружает, она все же решилась выставить себя на всеобщее обозрение.

Итак, Норма Джин отдалась во власть Фрэнка и Джозефа — голливудских стилистов. «Короткая стрижка, прямой перманент» (прощайте, брюки из хлопчатки и жевательная резинка!)… затем — перекраска в блондинку с золотистым отливом… волосы уложены волной на темени. Ей показалось это искусственным… «Это была не я». А чуть позже она убедилась, что эффект срабатывает«.

И вот ее текущие достижения: фото на обложках журналов, развод, рекламные заметки в газетах, новый цвет волос… Не без помощи Эммелин у нее появляется собственный агент в Голливуде — Гарри Липтон из «Нэшнл Консерт Артистс Корпорейшн». Когда она будет в зените славы, он так отзовется о ней: «Столь неуверенная в себе… с таким изломанным прошлым… все это заставляло ее держаться особняком». Она добивается приема у Бена Лайона.

В прошлом актер, сыгравший вместе с Джин Харлоу в «Ангелах преисподней», теперь он отвечает за набор актеров на студии «ХХ век — Фокс». Она косноязычна, беспомощна, не имеет ни малейшего опыта работы в кино, не умеет толком разрекламировать свои способности («В работе с камерой я старалась научиться всему, чему смогла, у фотографов, которые меня снимали») и — неотразима. Лайон, возможно, всерьез уверовавший в интерес Хьюза, тут же организует кинопробу в цвете: ему нужно, чтобы те, кто будет ее просматривать, сначала оценили по достоинству ее внешность, а уж потом — очевидный недостаток артистического опыта. Рискнув сотней футов цветной пленки, он уламывает Уолтера Лэнга (того самого, кто снимает Бетти Грейбл в фильме «Мама была в колготках») поработать с дебютанткой в ходе пробы, которую устраивают по окончании съемочного дня. Стремясь успокоить ее расшалившиеся нервы, Лэнг все время говорит с ней, говорит без умолку. При свете юпитеров, каждый миг ощущая устремленные на нее взгляды троих мужчин — Лайона, Лэнга и оператора, — она, должно быть, чувствует себя пациенткой, распятой на операционном столе. Реакцию последнего, Леона Шемроя, на следующий день просмотревшего отснятые кадры на мовиоле, Морис Золотов описывает так: «Меня прошиб холодный пот. Было в этой девушке что-то, чего я не видел со времен немого кино. Она поражала такой же невероятной красотой, как Глория Свенсон, и на пленке была так же сексуальна, как Джин Харлоу».

_____________________________________________
MORE => http://mymarilyn.bbcity.ru/viewtopic.php?id=13
_____________________________________________
 
html counterсчетчик посетителей сайта
Rambler's Top100 Каталог Ресурсов Интернет
pocado counter gratis счетчик сайта