Предыдущий   На главную   Содержание   Следующий
 
Норма успела слишком много пережить, чтобы сохранить в душе детскую радость. Она была грустной старушкой четырнадцати лет.
 
Норма Джин Норма Джин Норма Джин Норма Джин Норма Джин
Норма Джин Норма Джин Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean
Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean
Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean Норма Джин / Norma Jean
Норма Джин / Norma Jean        
 
Приемную мать поражала серьезная страсть девочки к самоусовершенствованию. Норма могла часами копировать позы, отрабатывать улыбку, как у Марлен Дитрих, вскидывать голову, как Грета Гарбо, без устали повторять походку героинь знаменитых фильмов. Первой самостоятельной победой стало избавление от врожденного заикания, которое обострилось после детского дома. Девочка не могла произнести без запинки и двух слов. Она исправляла свой недостаток три года. Под грохот кастрюль, разговоры в соседних комнатах она громко читала страницы текста, стараясь перекричать шум. Иногда "шумовой фон" создавала льющаяся вода в ванной комнате, которую перекрывали песни и медленные четкие громкие монологи, обращенные к пустым стенам. К шестнадцати годам, без помощи логопедов, она вылечила себя от заикания.

По субботам Норма любила ходить на утренние киносеансы. Это давало ей возможность, хотя бы на какое-то время оказаться в совершенно другом мире, отличном от того, который окружал ее в реальной действительности. Норма Джин была мечтательной девушкой с богатой фантазией. Она воображала, что ее отец выглядит как Кларк Гейбл; она мечтала о красивой жизни, в которой обязательно были тропические острова, яхты, дворцы и красивые сцены соблазнения. Ей также довольно часто снился один и тот же сон, в котором она срывала с себя всю одежду в церкви, а шокированная публика, молча и восхищенно любовалась ее обнаженным великолепием.

***

Она, милая простодушная девчушка, каких встречаешь в каждом переулке, излучает секс - излучает с интенсивностью, неведомой большинству ее ровесниц. Как будто ее юность, воплотившая в себе столько несбывшихся надежд, столько осколков до срока созревшей и грубо подавленной индивидуальности, вырвавшись из кокона, сосредоточилась в либидо, растекающемся во все стороны, как влага сквозь трещины в цветочной вазе. Задолго до того, как другие подростки лишь начинают помышлять о том, как первый прилив желания к половым органам может быть связан с еще не определившейся структурой их юношеского характера, у нее уже отсутствует характер. Ее сверстники еще скованны, еще сгорают от внутреннего пламени, еще стесняются самих себя, а она уже вовсю излучает сексуальное притяжение. Внимая голосу разума, она выставляет свою сексуальность напоказ: инстинкт побуждает крошечных солдатиков либидо карабкаться вверх по изгибам ее кожи. Она стала генералом секса, еще не успев узнать, что такое война полов.

И в это же время она начинает постигать тайны косметического мастерства - мастерства, которое в свое время оценят по достоинству лучшие гримеры Гол-ливуда. Пока завистливые девчонки сплетничают за ее спиной, она следит за тем, чтобы ее купальные костюмы были все короче, и достигнутые результаты ее удовлетворяют. Она в центре внимания. Коль скоро она непрестанно излучает энергию либидо, только естественно, с ее точки зрения, чтобы та же энергия питала ее существо; это и происходит каждый раз, когда на нее устремляются восхищенные взгляды окружающих. Таким образом, ее сексуальная привлекательность не что иное, как отражение этой среды. Она - зеркало желаний тех, кто на нее взирает. Как животное на фотографиях, она никогда не фигурирует сама по себе: ее воспринимаешь в неразрывной связи с тем, что ее окружает. В ежегоднике школы, где она учится, ее не удостаивают портрета ни под рубрикой 'С' (как образец способностей к учебе), ни под рубрикой 'К' (как эталон девичьей красоты). Норма Джин Бейкер нашла себе там прибежище под буквой 'М' (миловидность). Инициалы Мэрилин Монро на подходе.



Нет свитера в обтяжку, мимо которого она способна равнодушно пройти, нет косметического средства, какого она на себе не опробует. Она умывает лицо по пятнадцать раз на дню, а Грейс или Эна одалживают ей свои бигуди, и ее прямые волосы оживляют игривые завитки. Когда она идет на занятия, водители сигналят ей вслед. 'Даже девчонки, - расскажет она, - нет-нет да и обратят внимание. Хм! С ней придется считаться'. Об этом она со смехом поведает корреспонденту 'Лайф' Дику Меримену меньше чем за два месяца до гибели. 'Мир стал дружелюбнее: он раскрылся передо мной'. Мальчишки роятся вокруг нее, как пчелы вокруг меда. На тихой улочке у ее дома, откуда ни возьмись, появляются двенадцать-пятнадцать подростков, готовых хоть вниз головой зависнуть на ветвях деревьев, лишь бы привлечь к себе ее внимание. И все-таки 'со всей этой губной помадой, тушью, со всеми этими ямочками и изгибами я была не чувствительнее улитки: Бывало, лежу ночами и дивлюсь, с чего это мальчишки за мной увиваются'. Она - генерал секса, но, подобно другим генералам, не испытывает ни азарта, ни тревоги, выпадающих на долю рядовых.

Лишь тем, как протекают месячные, можно объяснить эти ранние отклонения в ее организме. Менструация, поначалу причиняющая нестерпимую боль, в дальнейшем станет еще мучительнее. Морис Золотов пишет, что в 1954 году увидел на полочке в ее гардеробной четырнадцать коробочек с разными препаратами из аптеки Шваба; все они предназначались для снятия менструальных болей. Эта особенность физиологического развития Нормы Джин не могла не вызывать озабоченности Эны Лоуэр; иначе невозможно объяснить, почему у последней не вызвала протеста созревшая в мозгу Грейс Годдард идея выдать Норму Джин замуж, и чем скорее, тем лучше. Последовательница христианской науки, она, должно быть, не только истово веровала в то, что боли как таковой не существует, но и сознавала, до чего боль может довести, когда от нее никуда не денешься; иными словами, для нее не было секретом, что Норма Джин пребывает в плену самых неподобающих христианке соблазнов. Эна, можно предположить, ощущала, что отсутствие внутренней уравновешенности может за ночь сломить девочку, как сломило Глэдис. И отдавала себе отчет в том, что сама не сможет дать Норме Джин то, что может ей понадобиться в критический момент. Скорее всего, именно по этой причине Эна Лоуэр не предлагает взять на себя опекунство, когда Доку обещано более выгодное место в штате Западная Вирджиния, из чего автоматически следует - поскольку Грейс уедет с мужем из Калифорнии, - что Норме Джин придется вернуться в приют. В сложившихся обстоятельствах замужество воспитанницы кажется Эне предпочтительным выходом из положения. Во всяком случае, плану Грейс она не противится.


 
html counterсчетчик посетителей сайта
Rambler's Top100 Каталог Ресурсов Интернет
pocado counter gratis счетчик сайта