Предыдущий   На главную   Содержание   Следующий
 
 
Pat Newcomb Pat Newcomb Pat Newcomb Pat Newcomb& Marilyn Monroe Pat Newcomb & Marilyn Monroe
Pat Newcomb& Marilyn Monroe Pat Newcomb & Marilyn Monroe Pat Newcomb & Marilyn Monroe Pat Newcomb & Marilyn Monroe Pat Newcomb & Marilyn Monroe
Dr. Ralph Greenson Dr. Ralph Greenson Peter Lawford Peter Lawford & Marilyn Monroe Thomas Noguchi
Thomas Noguchi Thomas Noguchi NORMAN MAILER John Miner John Miner
Jack Clemmons Mrs. Eunice Murray Mrs. Eunice Murray Mrs. Eunice Murray Mrs. Eunice Murray
Mrs. Eunice Murray Mrs. Eunice Murray Marilyn Monroe, her agent, Eunice Murray 1  
 
До свидания, мальчики...


4 августа Ральф Гринсон приехал к Монро вскоре после часу пополудни и провел с ней почти весь остаток дня. Сначала они удалились в спальню для ежедневного полуторачасового сеанса. Около трех Гринсон потребовал от Пэт Ньюкомб, которая ночевала в доме, удалиться, сказав, что должен остаться с Мэрилин наедине. Гринсон остался в доме, а Мэрилин отправилась к Лоуфордам.

Состояние, в котором она к тому времени находилась, разительно отличалось от утреннего: гость Лоуфордов, Уильям Эшер (тот, что был режиссером президентского дня рождения в 'Мэдисон сквер гарден'), говорит, что Монро находилась под явным воздействием медикаментов: ее речь была неразборчивой, походка - шаткой. Как показало впоследствии вскрытие, в печени обнаружилась высокая концентрация барбитурата 'нембутал'. Для того чтобы он попал в печень, необходимо несколько часов, то есть примерно столько, сколько прошло между посещением дома Лоуфордов и смертью.

Около четырех она вернулась, и сеанс Гринсона продолжался. В пять позвонил Питер Лоуфорд и пригласил ее на мексиканский ужин в кругу близких друзей. Она отказалась, Лоуфорд настаивал, потом сказал, что перезвонит и надеется, что она передумает. После этого на звонки отвечала либо экономка Юнис, либо сам Гринсон. Ральфу Робертсу, который позвонил в пять сорок, психоаналитик на просьбу позвать к телефону Мэрилин резко ответил 'нет дома' и положил трубку, даже не спросив, что передать. Именно в это время Гринсон ждал звонка от Энгелберга, которого никак не мог разыскать. Когда Гринсон все-таки застал его дома, Энгелберг отказался приехать и сделать Монро инъекцию.

По словам Гринсона, он уехал из дома Монро в семь или семь пятнадцать вечера, оставив Мэрилин вдвоем с экономкой Юнис Мюррей. После отъезда Гринсона Мэрилин позвонил сын ее жениха - Джо ДиМаджио-младший. Они проговорили минут десять. ДиМаджио утверждает, что ничего депрессивного в ее голосе не было - напротив, она была совершенно счастлива.

После Джо снова позвонил Питер Лоуфорд - это было в семь сорок или семь сорок пять. По его словам, голос Мэрилин звучал невнятно, временами ее было вовсе не слышно. Питер, отлично знавший о ее пагубной привычке к барбитуратам, испугался. Он попытался привести ее в чувство, стал громко выкрикивать ее имя, спрашивая, что случилось. Она то не слышала его, то ее голос прерывался, как при затяжке сигаретой, потом она сказала: 'Скажи до свиданья Пэт, скажи до свиданья президенту, скажи до свиданья себе, потому что ты хороший мальчик...'


Самым любимым мужчиной Мэрилин оставался, судя по всему, Джо ДиМаджио. Незадолго до смерти Мэрилин они вновь сошлись. 21 февраля 1962 года, в аэропорту Майами

У Лоуфорда упало сердце. Мэрилин умолкла. Решив, что она положила трубку, Лоуфорд стал набирать ее номер снова, но слышал лишь короткие гудки 'занято' - так продолжалось полчаса. Когда он попросил оператора телефонной компании прервать разговор, ему ответили, что никакого разговора никто не ведет: либо телефон неисправен, либо трубка не лежит на месте. Лоуфорд стал звонить друзьям, дозвонился до Милтона Эббинса и сказал ему: 'Поехали туда, прямо сейчас - мне кажется, с Мэрилин происходит что-то ужасное'. В ответ он услышал: 'Питер, не делай этого! Ты зять президента. Если ты поедешь туда и окажется, что она пьяна, или наглоталась наркотиков, или еще что-нибудь в этом роде, то завтра ты увидишь свое имя в заголовках газет. Впрочем, дай я позвоню Мики Рудину (адвокат Монро. - В. А.). Если он скажет 'да' - поезжай'. Эббинс разыскал Рудина в гостях. Тот сказал, что попытается выяснить, в чем дело.

Рудин позвонил Юнис. На часах было восемь тридцать. Юнис находилась в гостевом коттедже. Рудин попросил ее проверить, все ли в порядке у Мэрилин, и ждал у телефона около четырех минут. 'Она в порядке', - доложила экономка. 'Но я понял, что она никуда не ходила', - говорит Рудин. Он был совершенно прав. Рудин перезвонил Эббинсу и пересказал ему свой диалог с Юнис, однако ничего не сказал о своих сомнениях. Эббинс позвонил Лоуфорду. Тот, однако, не успокоился. К этому времени он был уже изрядно пьян. Он стал снова обзванивать друзей и просить их о помощи. Наконец, один знакомый, живший поблизости от Монро, согласился поехать к ней и проверить, все ли в порядке. Однако пока он одевался, позвонил Эббинс с указанием никуда не ездить, потому что все и так в порядке. Он, мол, только что говорил с Рудином, который выяснил, что доктор Гринсон дал Мэрилин успокаивающее лекарство.

Лоуфорд, тем не менее, продолжал пить и бесноваться. Около часу ночи он позвонил Эшеру и предложил ему поехать к Мэрилин. Он утихомирился лишь в час тридцать, когда узнал правду: Гринсон позвонил Рудину из дома Мэрилин и сказал, что она мертва.










Кто в этом виноват? Все и никто

Прибывший по вызову сержант полиции Джек Клеммонс провел первое дознание. На его вопрос, почему в полицию позвонили так поздно, Гринсон ответил, что врачам необходимо было получить разрешение руководства студии на огласку факта смерти. Объяснение абсурдное. Домыслы о вскрытии неких сейфов, о сожжении в камине документов, компрометирующих президента и министра юстиции, не находят ни малейшего подтверждения, не основаны ни на чьих показаниях и категорически отрицаются всеми без исключения свидетелями. Полицейские тщательнейшим образом осмотрели помещение на предмет предсмертной записки, но нашли на полу лишь телеграмму из Парижа с приглашением участвовать в шоу. Соседи показали, что ни малейшего шума из дома Мэрилин вечером и в ночь ее смерти не доносилось. На теле не было никаких следов насилия.

Около трех часов утра Юнис, по ее словам, проснулась, 'почему - по сей день не понимаю'. Она заметила свет под дверью спальни Мэрилин, попыталась открыть ее, обнаружила, что дверь заперта изнутри, и позвонила Гринсону. Доктор велел ей взять каминную кочергу, выйти во двор и раздвинуть занавески спальни кочергой через форточку. Юнис так и сделала. Она увидела обнаженную Мэрилин, лежащую неподвижно на постели лицом вниз. Об этом она доложила Гринсону, который поспешил в дом и, действуя той же кочергой, взломал дверь спальни. В три тридцать Гринсон позвонил лечащему врачу Мэрилин Хайману Энгелбергу, который официально констатировал смерть. В четыре двадцать Гринсон и Энгелберг позвонили в полицию.

У Спото вызывает подозрение каждая деталь этого рассказа. Прежде всего он выяснил, что в спальне Мэрилин незадолго до описываемых событий настелили ковер - такой толстый, что дверь вообще не закрывалась. Тогда его прижали специальной скобой. Люди, часто бывавшие в доме, уверенно заявляют, что после этого под дверью не было ни малейшей щели, сквозь которую мог бы просочиться свет лампы. Кроме того, Мэрилин никогда не запирала двери. Наконец, Юнис не могла раздвинуть занавески кочергой, потому что это была одна сплошная занавеска - это прекрасно знал Ральф Робертс, который сам ее вешал.

Около восьми часов утра труп Мэрилин Монро был доставлен в городской морг Лос-Анджелеса. В десять тридцать заместитель коронера графства Лос-Анджелес

д-р Томас Ногучи завершил его вскрытие. Вместе с ним вскрытие проводил Джон Майнер - эксперт, много раз доказавший на практике свое умение отличать подлинное самоубийство от мнимого. Заключение о причинах смерти претерпело три редакции. 10 августа коронер Теодор Карфи подписал предварительный документ, где причина смерти была указана с оговоркой, как 'возможная': передозировка барбитуратов. В дальнейшем оговорки исчезли.

Вывод о передозировке основан на результатах токсикологического анализа, который показал высокую концентрацию нембутала в печени покойной. Кроме того, на ночном столике Монро полицейские обнаружили, среди прочих лекарств, пустой пузырек из-под нембутала. Рецепт был выписан д-ром Энгелбергом 3 августа. В пузырьке должно было быть 25 капсул. На другой склянке емкостью 50 капсул значилось, что рецепт выписан 25 июля и повторно на такое же количество препарата - 31 июля. В этом пузырьке оставалось 10 капсул.

Д-р Гринсон охотно рассказал судмедэкспертам, что покойница страдала психическим расстройством и что он не может себе вообразить никакой иной причины смерти, кроме самоубийства.

Однако Ногучи, Майнер и по меньшей мере трое других авторитетных патологоанатомов не согласились с версией самоубийства. Медикамент можно ввести в организм лишь тремя способами: через рот, при помощи инъекции или посредством клизмы. Барбитурат, оказавшийся в печени, не мог быть введен в организм в ночь смерти - чтобы он был усвоен печенью, как мы уже сказали, требуется несколько часов. Если бы имела место инъекция, анализ показал бы присутствие барбитурата в крови в большей концентрации. Такая инъекция оставила бы явный след на теле. Однако Майнер и Ногучи утверждают, что 'каждый дюйм тела был исследован с лупой' и никаких следов иглы шприца они не обнаружили. Зато прямая кишка оказалась в необычном состоянии. 'Ногучи и я были убеждены, что способом, которым фатальная доза лекарства попала в организм, была клизма', - говорит Майнер. Монро, добавляет он, пользовалась клизмой довольно часто 'в гигиенических и диетических целях'. Среди актрис той эпохи, подчеркивает он, это была распространенная причуда.


ФБР зорко следило за жизнью Мэрилин. На фото немногие из донесений агентов, приставленных к суперзвезде

Но что за препарат был введен в прямую кишку, когда и кем?

Дональд Спото считает, что это произошло между двумя телефонными разговорами, то есть между семью двадцатью пятью и семью сорока пятью. Первый собеседник Мэрилин, ДиМаджио-младший, не заметил ничего подозрительного в ее голосе, напротив, как мы уже сказали, Мэрилин была, по его словам, счастлива. Питер Лоуфорд говорил будто с другим человеком. Разительная перемена произошла в течение двадцати минут. Что, если Мэрилин знала, что умирает и что спастись нельзя? 'Скажи до свиданья...' - твердила она.

Ральф Гринсон пытался разрушить наркотическую зависимость своей пациентки от барбитуратов. Он запретил Энгелбергу выписывать ей нембутал без своего разрешения и заменил его хлоралгидратом в качестве снотворного. Однако 3 августа Мэрилин уговорила Энгелберга выписать рецепт, заверив его, что Гринсон разрешил ей небольшую дозу нембутала. На следующий день Гринсон заметил, что Монро пребывает под воздействием 'каких-то медикаментов'. Он слишком хорошо знал свою пациентку, чтобы не понять, какого именно медикамента.

Он не знал точную дозу, но видел, что препарат оказался неэффективен: Мэрилин была возбуждена, сердита и неуправляема. Решение Гринсона явствует из результатов токсикологической экспертизы: хлоралгидрат, присутствовавший в крови, но не в печени. Уровень содержания в крови хлоралгидрата вдвое превышал уровень нембутала, большая часть которого была уже усвоена печенью. Следовательно, заключает Спото, хлоралгидрат был введен в организм после нембутала. Возможно, в спешке Гринсон не учел критически важный фактор - реакцию взаимодействия двух препаратов, имевшую в полном смысле убийственный эффект. Мики Рудин вспоминает, как Гринсон сказал в ночь смерти Мэрилин: 'Черт возьми! Он выписал ей рецепт, о котором я не знал!' Джон Майнер помнит другую фразу Гринсона: 'Если бы я только знал об этом рецепте...' 'Если бы знал, то что?..' - спрашивает Дональд Спото.

Вспомним, что Энгелберг отказался приехать и сделать угол. Другим, кроме инъекции, эффективным способом ввести хлоралгидрат была клизма. Гринсон никогда сам не делал уколов и не ставил клизм. Как психоаналитик, он не обязан был это делать и не желал брать на себя лишнюю ответственность. Единственным человеком, кто мог поставить Мэрилин клизму по указанию психоаналитика, была Юнис Мюррей. Она боготворила Гринсона, считала себя по гроб жизни обязанной ему за место в доме Монро и была его верной шпионкой. Гринсон мог и не уезжать из дома. В течение многих лет он утверждал, что отправился обедать с друзьями, но ни разу в ответ на прямой вопрос не назвал по имени ни одного из этих друзей, кто мог бы подтвердить его слова.

Существует еще одна странная деталь: когда сержант Клеммонс прибыл по вызову, Юнис занималась стиркой - среди ночи, тотчас после смерти хозяйки. По мнению Майнера, она уничтожала вещественные доказательства, а именно - стирала простыни, на которых могли остаться следы процедуры введения клизмы.

Это только версия. В смерти Мэрилин невозможно обвинить никого. Кто убил ее? Все. И никто.

Мэрилин Монро погубили ее друзья?

Рассекреченный доклад ФБР свидетельствуют о том, что к самоубийству Мэрилин Монро могло подтолкнуть ее ближайшее окружение, пишет Daily Telegraph.

В трехстраничном документе, обнаруженном австралийским кинорежиссером Филиппом Мора (Philippe Mora), утверждается, что самоубийство актрисы было инициировано ее психиатром, пресс-секретарем, домашней прислугой и актером Питером Лоуфордом (Peter Lawford), которого Мэрилин Монро считала своим другом. Доклад ФБР также свидетельствует о том, что генеральный прокурор США и бывший любовник актрисы Роберт Кеннеди был в курсе готовящегося убийства, а, возможно, даже участвовал в его планировании.

В документе говорится, что актрису подталкивали к фиктивному самоубийству. Мэрилин Монро якобы говорили, что такая новость вызовет к ней симпатию. Актрисе обещали, что вовремя придут на помочь, сделают промывания желудка, однако вместо этого позволили ей умереть, передает 'Lenta.ru'.

В документе не говорится напрямую, какие цели преследовали заговорщики, подталкивая актрису к самоубийству. Однако, как пишет Daily Telegraph, содержится намек на то, что заговор мог быть связан с угрозами Монро обнародовать свою связь с Кеннеди после того, как тот дал понять, что не намерен уходить от своей жены.

Как следует из доклада, Лоуфорд договорился с психиатром Мэрилин Монро Ральфом Гринсоном (Ralph Greenson), который выписал ей рецепт на 60 таблеток снотворного Seconal. В день смерти актрисы служанка поставила пузырек с пилюлями на ночной столик. В документе также утверждается, что в день смерти Монро Кеннеди звонил Питеру Лоуфорду, чтобы узнать, умерла ли уже Мэрилин. А Лоуфорд перезванивал актрисе, проверяя, отвечает ли ее телефон. Сообщается, что в курсе дела был и пресс-секретарь актрисы Пэт Ньюкомб (Pat Newcomb).

Мерилин Монро скончалась 5 августа 1962 года - по официальной версии, от передозировки снотворного. Версии о том, что самоубйиство Мэрилин Монро было на самом деле убийством, появились сразу после смерти актрисы.

Дмитрий Волчек:

Нелегко поверить в то, что у человека, находящегося на вершине славы, обожаемого миллионами, найдутся причины добровольно уйти из жизни. Что может заставить звезду покончить с собой? Мнение Григория Чхартишвили, автора книги "Писатель и самоубийство".

Григорий Чхартишвили:

Давно известно, что люди творческих профессий относятся к так называемой группе высокого суицидального риска. Еще Эмиль Дюргхейм, основоположник суицидологии, установил, что люди искусства в среднем совершают самоубийства в два с половиной раза чаще, чем коммерсанты: между прочим, группа тоже в суицидальном смысле неблагополучная. И в 25 раз чаще, чем тихие европейские пейзане 19-го века. Да, творчество - профессия опасная, и занимаются ею люди, у которых изначально не все в порядке с инстинктом самосохранения. Внутренний мир художника часто ненормален, патологичен. Творческие профессии, так сказать, вредны для психического здоровья. Немецкий поэт и врач Готфрид Бенн в свое время писал: "За последние 500 лет большая часть выдающихся людей искусства были либо душевнобольными, либо гомосексуалистами, либо наркоманами, либо одержимыми суицидальным комплексом, за исключением разве что Гете и Рубенса". Творчество, за редчайшими исключениями, занятие сугубо индивидуальное. При внешней общительности, свойственной, скажем, актерам, оно подразумевает крайнее одиночество, даже противопоставление себя остальным людям. Это классическая суицидальная установка, при которой ослабевают все основные связи, удерживающие человека в жизни - и семейные, и общественные, и религиозные. Из человека искусства, например, редко получается хороший семьянин, потому что экстаз творчества сильнее семейных уз. Фридрих Ницше, отлично понимавший суть искусства, писал: "Искусство опасно художнику". И еще он писал так: "Человек искусства есть отсталое существо, остановившееся на ступени игры, которая принадлежит юности и детству". В первую очередь это, конечно, относится к актерам. Они, особенно звезды, часто инфантильны. Истинный художник вообще во многом подобен ребенку - свежестью восприятия, эмоциональностью, а главное, незащищенностью. Но это весьма балованный, если угодно, испорченный ребенок, которому никто не мешает играть со спичками и прочими опасными для жизни предметами, будь то чрезмерная сексуальная свобода, алкоголь или наркотики. Пьянство, наркотическая зависимость, а на исходе 20-го века еще и СПИД - вот три основных петли, затянувшихся на шее многих выдающихся художников современности, в первую очередь из числа звезд шоу-бизнеса.

Дмитрий Волчек:

Тед Джордан пишет, что Монро постоянно думала о смерти, с экстатическим восторгом говорила о грядущем переходе в иной мир. Он вспоминает такой эпизод:

"Перочинным ножом я вырезал на стволе дерева свои инициалы, прямо под ними она вырезала свои. "Видишь, - произнесла она, задыхаясь от возбуждения, - теперь мы бессмертны". Она взглянула на небо. "Эдди, вот было бы замечательно, если бы была жизнь после смерти. Как это было бы чудесно провести там целую вечность, раз и навсегда". Холодок пробежал у меня по телу - она снова говорит о смерти. Эта тема, казалось, постоянно присутствует в самых тайных ее мыслях. "Пойдем, - сказал я - уже холодает". Мы стали спускаться с горы, и я не мог отделаться от ощущения, что там наверху я слышал, как крылья смерти прошелестели совсем рядом с ней".

Десятки версий о том, что Монро стала жертвой заговора, а не покончила с собой, не получили серьезного подтверждения. Но у любителей конспирологии остается в запасе один аргумент - все попытки добиться эксгумации для проведения новой экспертизы причин смерти актрисы, отвергались властями Лос-Анджелеса.

Адам Виктор:

Не думаю, что на этот вопрос будет когда-либо найден окончательный и не вызывающий сомнений ответ. Есть основания считать, что Мэрилин покончила самоубийством, она и прежде несколько раз предпринимала такие попытки, но каждый раз ее удавалось спасти. Однако, существуют и свидетельства того, что кое-кто из ее окружения боялся разоблачения с ее стороны. Этими слухами питаются многочисленные теории заговора, пытающиеся объяснить причину смерти Мэрилин. Не исключено, что официальное расследование ее смерти и медицинское вскрытие не были проведены на должном уровне. О Мэрилин написаны сотни книг, и большая их часть посвящена тайне ее смерти. Утверждают, что в ее смерти повинны или братья Кеннеди или глава ФБР Гувер, или Фидель Кастро, или главари мафии, упоминаются даже пришельцы из других миров. Когда я только начинал заниматься Монро, я склонялся к той или иной теории заговора, главным образом потому, что это делало жизнь Монро более интересной. Однако, один факт заставляет меня усомниться в истинности этих теорий. В основе всех этих теорий заговора, за исключением одной, связанной с братьями Кеннеди, лежит пара сомнительных газетных заметок из раздела сплетен, причем написанных незадолго до смерти Мэрилин или сразу после ее кончины. Автором одной из них был пресловутый Уолтер Уинчел, тот самый, который усиленно распространял слухи о лесбийских наклонностях Мэрилин. У людей, которые все это писали, были личные основания дурно отзываться о Мэрилин. Возможно, это и недостаточные основания для недоверия, но, на мой взгляд, вполне веские, чтобы относиться к ним с подозрением.

Дмитрий Волчек:

Пресс-агент Монро Джон Спрингер говорил, что Мэрилин покончила с собой потому, что "ей осточертело, что все считают ее пустоголовой куклой, бессмысленной сексапильной блондинкой, что ее никто не уважает". Любопытный эпизод вспоминает и Сьюзен Страсберг.

Сьюзен Страсберг:

Как-то утром я проснулась и увидела, что Мэрилин стоит обнаженная у окна и смотрит на океан. Я смотрела на нее с огромной завистью, думая: если бы у меня было такое тело, такие белокурые волосы, такой рост, я была бы счастлива. Она обернулась, поймала мой взгляд, и я сказала: "О Мэрилин, я бы все отдала, чтобы быть на тебя похожей!" Она взглянула на меня с ужасом: "О нет, Сьюзи, что ты говоришь! Это я бы отдала бы все, чтобы быть на тебя похожей - люди уважают тебя".

 
html counterсчетчик посетителей сайта
Rambler's Top100 Каталог Ресурсов Интернет
pocado counter gratis счетчик сайта